Espera

Как сделать местный туризм интересным

Арсений Заргарян считает, что туризм должен быть другим. Вместо церквей и музеев он водит людей по оврагам, неизвестным тропам, показывает старые тюменские деревни и городища.

arseny-zargaryan

Арсению 31 год, он любит пространство и путешествия, постоянно создаёт что-то новое. В 2005 году провёл в Тюмени фестиваль постиндустриальной музыки. В 2015 году организовал с друзьями концерты академической музыки на ж/д вокзале и главпочтамте. Три года подряд проводил «Ключ-фест» в Городищенском овраге.

— Твой главный проект — Tyumen Trip. Чем он отличается от других туристических проектов?

— Tyumen Trip — это взор, обращённый по ту сторону сложившегося восприятия тюменского ландшафта. Мы привыкли считать, что озёра для того, чтобы ловить рыбу. Леса для того, чтобы устраивать делянки, собирать грибы или соревноваться, кто больше километров протопает с шестидесятилитровым рюкзаком за плечами. Поля для того, чтобы выращивать сельхозпродукцию. Города для того, чтобы работать. А отдыхать нужно на курортах.

Tyumen Trip — это путешествие в Тюмень. Отдохнуть можно и за полтора часа, свернув с маршрута дом — работа — магазин, отказавшись от шаблонов восприятия тюменской земли. Озёра для нас священны. В лесах мы соприкасаемся с вечностью. На задворках района Бабарынка получаем новый опыт бытия.

tyumen-winter

— Как родилась эта идея? Кто автор?

— Я думаю, идеи существуют независимо от авторов. В моей голове идея тюменских путешествий появилась из-за тоски по бытию. Когда ты сидишь в провинциальной дыре, где всё плохо и безнадёжно, то однажды решаешь изменить среду обитания. Среда обитания изменится, если мы посмотрим на неё метафизическим взглядом.

Отдохнуть можно и за полтора часа, свернув с маршрута дом — работа — магазин, отказавшись от шаблонов восприятия тюменской земли.

— Что ты имеешь ввиду под метафизическим взглядом?

— Мы считаем, что Тюмень обладает определёнными качествами и атрибутами. Какими качествами мы её наделяем, такой она и становится или продолжает быть. Я предлагаю отбросить известные взгляды на город, какими бы приятными или разумеющимися они не казались. Давайте взглянем по ту сторону известного, и может быть найдём там чудеса.

— Как вы проводите туры? Как это происходит?

— Самое главное, что люди получают — это непринуждённая, неавторитарная атмосфера. Для нас все люди разные, и тем прекрасны. Мы путешествуем на комфортных автомобилях, заезжаем за участниками домой. Едем, например в Марьино ущелье в 100 км от Тюмени. Это однодневное путешествие. Интересно будет уже в первый час после выезда. Мы заезжаем в село Червишево. Или в село Исетское. Смотрим, чего там есть, пьём чай, едем дальше. Если по пути кому-то захочется остановиться — сфоткаться на цветущей поляне или посмотреть, что мелькнуло в окне — останавливаемся.

maryino

По пути я, будучи водителем и проводником, рассказываю истории из прошлых поездок. Стараюсь не грузить людей историческими сведениями из Википедии. Ведь у всех есть Гугл в смартфоне.

У села Красногорское мы забираемся на старинные погребальные курганы саргатов. Потом доезжаем до Марьиного ущелья. Любуемся видами с высокой террасы. Спускаемся в ущелье, пробуем воду из родника. Поднимаемся на противоположный склон ущелья. Доходим до второго ущелья. Валяемся на траве, глядим вдаль. Разводим костёр, варим чай из нарванных рядом трав. Готовим суп или бутеры. Кто хочет — гуляет сам по окрестностям. Вечером возвращаемся в Тюмень, я развожу всех по домам. При желании такой тур можно сделать более насыщенным и спонтанным. Чем больше спонтанности, тем больше опыта бытия.

— Сколько человек обычно берёте в поход?

— Обычно это от 4 до 8 человек. То есть один—два автомобиля.

— Какой у вас самый долгий тур? На сколько дней?

Самый долгий тур длится с вечера пятницы по вечер воскресенья. Например, путешествие на гору Качканар. Или в Дальнее Заболотье.

Я предлагаю отбросить известные взгляды на город, какими бы приятными или разумеющимися они не казались. Давайте взглянем по ту сторону известного, и может быть найдём там чудеса.

— Есть ли зимние туры? В чём их особенность?

— Зимой самое классное — ходить по замерзшим озерам и болотам. Чувствовать тепло у костра, разведённого в метровом углублении в снегу. Зимой мы по зимнику ездим в Дальнее или Ближнее Заболотье. Это край сибирских татар, затерянный в болотах. Летом туда летают вертолёты и «кукурузники». Весной и осенью деревни изолированы от мира. А зимой на замёрзших болотах и озёрах местная администрация строит дорогу. Едешь между деревьев, а там на ветках чёрные жирные курицы сидят — тетеревы.

cafe

— Как человеку подготовиться к таким турам как ваши? Что нужно: одежда, экипировка?

— Для участия в наших путешествиях не нужно учить гимн советского туриста, набивать карманы тушёнкой и тратить деньги на дорогую экипировку. Для сырой погоды достаточно полиэтиленового дождевика и резиновых сапогов. Для защиты от клещей можете заправить штаны в носки, а футболку в штаны. Для зимы нужна тёплая одежда, а, чтобы снег не засыпался в обувь — закажите гамаши-фонарики за 400 рублей с алиэкспресс.

— Твоё самое долгое пешее путешествие? Сколько ты максимум проходил за один поход?

— В прошлом году мы с женой в течение нескольких дней прошли 50 километров в нацпарке «Таганай». Ходить в долгие протяжённые походы — имеет мало общего с идеей Tyumen Trip. Мы не оголтелые спортсмены. Нас интересует новый опыт бытия, а не физические рекорды. Хотя конечно, пройти 8–15 километров (столько в среднем мы ходим в одном походе) — полезно для тела, и придаёт сил перед рабочей неделей.

— Ты часто ездишь заграницу? Если да, то какие страны любишь больше всего?

— За границы бывшего СССР езжу редко. Больше всего меня привлекают Германия, Нидерланды и страны Скандинавии.

— Как ты относишься к «классическому» туризму, когда людей садят в автобус и показывают церкви, дома купцов? Что человек упускает, когда едет на такую экскурсию, по-твоему?

— Меня бесят массовые экскурсии. В толпе личность человека стеснена. Дух и атмосферу старой церкви сложно ощутить, когда вокруг тебя толпа. Вряд ли ты получишь новый опыт бытия, когда вокруг пятьдесят человек жуют, пускают реплики и щёлкают мыльницами.

С другой стороны «классический» туризм — это ширпотреб. Можно сравнить со столовой, где ты съешь оливье, макароны с котлетой и чёрный чай из пакетика. Тебе покажут безобразно отреставрированную церковь с позолоченными куполами или поддельный острог. Экскурсовод вывалит на тебя тонны необязательной информации. «Классический» туризм» — это психологическая игра, противоположная истинной близости, если пользоваться терминологией Эрика Бёрна.

Меня бесят массовые экскурсии. В толпе личность человека стеснена.

— В Тюменской области сейчас в очередной раз пытаются создать туристический бренд. Как думаешь, в чем проблема региона? Почему не получается?

— В 2009 году Владимир Богомяков написал книгу «Региональная идентичность земли Тюменской: мифы и дискурс». Книга описывает существующие образы Тюмени (например, Тюмень — нефтяная столица) и показывает их неактуальность. Я процитирую без лишних комментариев:

«„Земля тюменская“ трудночитаема и труднопонимаема, но её ещё и не начинали читать и понимать по-настоящему. В. Л. Каганский обращает внимание на то, насколько современный имидж Тюмени односторонен, бледен и тускл. „Земля тюменская“ — целенаправленно и осознанно творимая нами повседневность; регион — это не только объект, данный нам для наблюдения или воздействия, но и субъект, вырастающий выращиваемый (частью) в ходе регионального самоопределения, политики самого региона и его ключевых групп как сложной игры коалиций групп, мест, ценностей, норм. Метафизика Тюмени, о которой пишет В. Бакштановский, дело будущего. Метафизика Тюмени и поможет осознать региональную уникальность во всечеловеческом контексте и причастности к Истине. Метафизика Тюмени и позволит по-иному подойти к формированию „региональной идеи“ как самопрезентации специфических идей и принципов, а также особых форм поведения».

— Метафизика изучает первоначальную природу реальности и бытия. А в каком из течений метафизики Богомяков рассматривает Тюмень? Он предлагает абстрагироваться от устоявшихся клише?

— Примерно так. Рассматривая Тюмень как наследницу первоначальной природы реальности и бытия, мы получаем возможность наполнить её новыми смыслами и витальной силой. Поверим, что Тюмень основана могущественным богом или джедаем, который надирал всем задницы. Пусть речка Тюменка — не сточная канава, а ключ джедайской силы. Пусть мы не отсталая провинция, а центр самобытной культуры. Культуры, которая не стесняется самой себя. Тюмень не замечает, что закостенела. Мы переломаем ей все кости. Впустим в эти скучные декорации немного безумного хаоса.

winter-lake

— Хотел бы сделать свой проект частью тюменского бренда? Или у тебя другие планы?

— Мне приятно, когда мой проект меняет у людей восприятие Тюмени и тюменского региона. Как-то приезжала Надежда Замятина, специалист по брендингу городов. Мы с Фёдором Корандеем повели её гулять по Бабарынке, по оврагам, по Городищу. После прогулки Надежда сказала, что Тюмень стала ей близкой и другой.

Евгений Лепёхин

Основатель Espera

Комментарии