Espera

Пять тысяч над уровнем моря

Разговор с альпинисткой Татьяной Кузнецовой о восхождении на Эльбрус, борьбе с собой и самом трудном моменте в горах.

Тане 20 лет, она учится в РАНХиГС на третьем курсе отделения международных отношений. Любит горы и путешествия и совмещает эти две мои страсти, занимаясь альпинизмом.

— Ты покорила Эльбрус. Почему ты предпочитаешь экстремальный отдых тихому и размеренному путешествию, скажем, по Европе?

— Хотелось бы сразу поправить: формулировка «покорить гору» в корне неверна, и это подтвердит любой альпинист. Горы не покоряются людям, всё наоборот: человек или прогибается под силы природы и поддаётся им, или вовсе не восходит на вершину. Я большая поклонница путешествий, и не имею ничего против неспешных прогулок по европейским улочкам. К примеру, обожаю Мюнхен. Но ни в одном средневековом городке нельзя обрести того душевного равновесия и внутренней гармонии, которую обретаешь всякий раз, вдыхая горный воздух. Это может звучать несколько парадоксально, но вся моя семья тому свидетели — после гор я возвращаюсь другим человеком. ­

— Лучше гор могут быть только горы. Как у тебя родилась мечта каждый раз оказываться на новой вершине? Что предшествовало восхождению на Эльбрус?

— История началась в детстве, когда моя семья пристрастилась к горнолыжному спорту. Так уж вышло, что человек ростом чуть больше полутора метра всё время норовит залезть повыше и хотя бы одним глазком посмотреть на мир сверху. Я сильно впечатлилась видом снежных вершин. И после нескольких поездок на горнолыжные курорты Европы, попробовала трекинг в Альпах летом. Первый раз взошла на гору в России на границе с Грузией — на гору Чегет. Только после неё на моём пути появился дедушка Эльбрус.

— Какие опасности ждут каждого альпиниста помимо недостатка кислорода?

— Конечно, это [восхождение] очень опасно, и наша команда не раз сталкивалась с опасностью лицом к лицу. Есть места, которые опытные альпинисты называют «трупосборники».

— Что это такое?

— Трупосборник — достаточно большая область на подъёме после высоты 5000 метров, где трещины во льду очень широкие и глубокие. Оттуда никто не возвращается. Говорят, что там до сих пор лежат тела советских и немецких солдат со времён войны.

Несколько раз приходилось наблюдать камнепад, что вызывает жуткий страх, потому что траекторию движения летящих булыжников предсказать практически невозможно. Что касается нехватки кислорода, это действительно очень тяжело. На высоте свыше 5000 метров каждый шаг требует как минимум 3–4 вдоха и выдоха, чтобы не сбить дыхание и не сбавить и без того медленный темп. Кроме того, мышцы испытывают кислородное голодание, и даже самые подготовленные в физическом смысле люди теряют силы и чувствуют слабость.

tatyana-kuzhetsova
Татьяна Кузнецова. Фото из личного архива.

— Есть ли у тебя какой-то ритуал перед восхождением?

— Перед штурмом вершины вся команда проводит день отдыха, в который главная задача — хорошо поесть и выспаться. Я долго не могла заснуть, потому что очень переживала. Конкретного ритуала у меня не было. Я тихонечко молилась в палатке о хорошей погоде, просила гору пустить нас наверх, потому что прогнозы на ближайшие дни были весьма неутешительные.

— Как побороть страх высоты?

— Такие походы точно не для слабонервных. Снимайте квартиру на 9 этаже, будьте смелым и брутальным!

— Были ли ситуации, когда ты могла погибнуть на высоте?

— Мне повезло, я взошла на Эльбрус с командой настоящих профессионалов. Без них никто бы из команды не справился. Самая сложная часть похода — это спуск. Человек тратит на восхождение столько сил, что зачастую на спуск их уже не хватает, поэтому по статистике самое большое количество срывов приходится на обратный путь. Чтобы уберечь себя от этого с вершины и до самого лагеря (лагерь находился на высоте 4100 метров) мы шли в связке и с ледорубами наготове, чтобы в случае команды «срыв» суметь спасти товарищей. К счастью, никто не произнёс этой команды, мы все остались целы.

— Какие ощущения, мысли, когда взбираешься и какими они сменяются там, на вершине?

— Вплоть до дня отдыха перед восхождением я рассматривала кавказские пейзажи как картинки в книжке, старалась запечатлеть в памяти каждый момент. В день отдыха начались совершенно другие мысли: иначе воспринимались истории неудачных восхождений, анализировались погодные условия. Я старалась продумать содержимое рюкзака до мелочей — в общем, только в тот день пришло окончательное осознание, что это всё взаправду и всерьёз.

elbrus
Восхождение на Эльбрус. Фото из личного архива Татьяны Кузнецовой.

Мы начали восхождение в 2 часа ночи, и ни о чём, кроме дикого холода, я думать больше не могла. Но были и те, кто после 5000 метров начал испытывать симптомы горной болезни. После рассвета о холоде я забыла, потому что на высоте около 5300 пришло время кислородного голодания, это и стало «преодолением себя».

Когда мы вышли на седловину, силы покинули джедая: я захотела повернуть назад. Но благодаря товарищам по команде, которые смогли оказать невероятную психологическую поддержку, я всё-таки взошла. Как описать ощущения на высочайшей точке Европы? Счастье. Счастье чувствовать, что живёшь. Не только в том смысле, что здоровым добрался до самого верха, но и счастье каждой мышцей и каждой клеткой чувствовать жизнь и невероятный потенциал, который хранит в себе тело.

— Зная историю перевала Дятлова, ты не боишься того, что скрывается там, в горах? Как ты думаешь, есть ли там нечто такое, чего мы не знаем и, может, знать не должны?

— Честно скажу, бояться в горах нечего, если ты фаталист до мозга костей. Горы пускают на вершину только тех, у кого добрые намерения, открытое сердце и, конечно, почитание и уважение сил природы.

Автор Константин Киктенко

Евгений Лепёхин

Основатель Espera

Комментарии